Муниципальное казенное учреждение "Усть-Алданский историко-краеведческий музей им. Сэһэн Ардьакыап" муниципального района "Усть-Алданский улус (район)"

“Пишу  известить,  что  живой”

Солдатские письма. Они никого не оставляют равнодушным. Истлевающие, пожелтевшие листы бумаги, изчезающие тексты…   Преодолев чудовищные препятствия лихих военных дорог, чудом дошедшие до якутской глубинки в Баягантайский наслег. Треугольники бумаг, столько радости, надежд подарившие родным солдат, которые в те годы жили одним ожиданием  отцов, сыновей, братьев. Живой! Пишет!

Читанные до дыр, со следами материнских слез, они долго-долго хранились в их заветных сундуках.

Эти письма – неоспоримые свидетельства участия сыновей баягантайского рода в той кравопролитной, жестокой войне, их неоценимого вклада в дело Победы.

Готовцев Гаврил Петрович.

Письмо бойца Готовцева Гаврила Петровича, в 1942 году пропавшего без вести под Москвой, матери Матрене Иосифовне. Матрена Иосифовна родом из Баяги. До войны с мужем вырастили двоих сыновей. Два сына, Гаврил и Николай, как два крыла, глядя на них тихо радовались родители. Успешно окончили Тандинскую семилетку. Николай после окончания педагогических курсов начал работать в Бердигестяхской школе Горного района. В одном из писем он сообщил, что у него есть подруга. Гаврил работал в колхозе.

Нагрянула война. В дом Готовцевых не вошла скромная красавица невеста. Не раздался в нем счастливый детский смех.

Единственная память о братьях – это их солдатские письма.

 Павлов Иван Иванович.

Как трудно было там на фронте солдатам из глубинки без знания русского языка! Об этом пишет в своем письме родным Павлов Иван Иванович, призванный из колхоза “Кыттаайы”. Но из письма видно, что несмотря на этот языковой барьер, в те чудовищные дни и ночи, благодаря природной смекалке и мудрости, наравне со всеми исправно нес тяжелую службу. В письме автор скупыми словами расскрывает психологическое состояние человека, находящегося на грани жизни и смерти. “Трудно с бумагой. На родине остались люди, которым надо было бы писать…” Немногословный, он может этими словами намекнул, что в родном зеленом аласе у него осталась зазнобушка.

Мы должны способствовать тому, чтоб молодежь вдумчиво, не пропуская ни одного слова, читала эти письма, и почувствовала то острое чувство тоски по родине, по родному языку, по родным, тех солдат, не пришедших с кровавых полей сражений.

Кривошапкин Егор Николаевич.

 Кривошапкины из рода Тууйас. До войны проживали  в Баягантайском наслеге большой дружной семьей. В тихом ожидании счастья родители любовались рослыми, сильными, работящими сыновьями и красавицами дочерьми. На войну были призваны два сына –  Егор и Ксенофонт. Это письмо Кривошапкина Егора Николаевича, не вернувшегося с войны. Письмо с берега Черного Моря. “Меня назначили стрелком, стреляющим с помощью огненного стекла”. Эти слова подтверждают, что он был принят в ряды снайперов.

Письмо написано четко, ясно по мужски. Образно описано состояние человека на переднем краю. Но, несмотря на описанную страшную картину боя, в нем сквозит вера в то, что останется живым, невредимым, и вернется к родным.

Егор не вернулся. От него остались два письма. Читая их, современные юноши восхищаются “Четкий мужик!”

Аргунов Дмитрий Николаевич

О том, что во II Баягантайском наслеге жил заметный, сильный, работящий мужчина Аргунов Николай Федорович – Тулламыкы, рассказывают до сих пор. Его единственный сын Дмитрий сразу после окончания Тандинской семилетки получил повестку на фронт. В Тандинском музее хранятся 19 писем младшего командира Аргунова Дмитрия Николаевича. Читая его письма восхищаешься вдумчивостью, широтой рассуждений, бережным отношением к родным такого молодого человека! Невольно наворачиваются слезы на глазах. Если б не было войны… Непременно он стал бы образованным человеком. В первых письмах он подробно описывает настроение, распорядок дня призывников в пароходе. Судя по ним в последний призыв в основном попали вчерашние школьники,  которые “шалили, всю дорогу пели. Среди них ни одного скучающего и грустного лица не видно”.

Два последних письма  Дмитрия написаны на русском языке.

Данные об его боевом пути, ранении мы нашли на сайте «Память народа”. Аргунов Дмитрий Николаевич участвовал в штурме Берлина, получил там тяжелое ранение в живот. Умер 20 мая 1945 года в госпитале. Ему было только 20 лет. В его последнем письме было написано “Я вернусь с Победой!”

Кривошапкин Ануфрий Ильич

Кривошапкины рода Куурай. Четверо сыновей Кривошапкина Ильи Петровича Иннокентий, Ануфрий, Петр, Николай. Все четверо вернулись с войны. Один из них гвардии старший лейтенант, комсорг батальона, кавалер двух орденов Красной Звезды, ордена Отечественной войны I степени, награжденный медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», «За Победу над Германией» Кривошапкин Ануфрий Ильич. Его боевой путь от родной Танды до Берлина был тяжелым и долгим. В сталинградской битве он стал свидетелем пленения фельдмаршала Паулюса.

Эти бесценные реликвии: письмо и фотография из Чехословакии.

Письмо образованного человека. Скупое, но емкое. «Тоска по родным, по родной земле, приглушенное ежедневной тревогой боев, в эти дни охватывает душу все сильнее и сильнее. Хоть бы на недельку походить по родным местам, а там будь что будет».

Ануфрий Ильич вернулся в родную Танду в 1946 году во время весенней охоты. На следующий день взял старое отцовское ружье, и пошел бродить по берегам родной речки Танда, по аласам с красивыми названиями как Золотое блюдце… Сбылась мечта солдата.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong> 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.